Мама и дети

 
  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Право Жилищные права детей Жилищные права детей

Жилищные права детей

Жилищные права детей

В июне 2010 года Конституционный Суд РФ рассмотрел положения Гражданского кодекса РФ, касающиеся прав несовершеннолетних членов семьи при продаже квартиры.Поводом к рассмотрению послужила история девушки, которая, будучи ребенком, оказалась выселенной из квартиры, принадлежавшей ее отцу на праве собственности. После того, как отец продал квартиру, все проживавшие в ней члены семьи, включая несовершеннолетнюю дочь продавца, были выселены новым хозяином. Обращения в суды не помогли вернуть жилье, поскольку "прописанный" в квартире ребенок формально не был лишен родительского попечения, и согласия органа опеки на такую сделку не требовалось. Продаже дети не помеха Камнем преткновения в подобных историях, когда речь идет о продаже квартиры с проживающими в ней детьми, является норма, согласно которой согласие органа опеки на сделку по отчуждению жилья необходимо только в двух случаях:
  • когда в квартире проживают лица, находящиеся под опекой или попечительством (дети-сироты или взрослые, признанные недееспособными или ограниченно дееспособными);
  • когда ребенок, зарегистрированный в квартире, остался без родительского попечения, о чем известно органу опеки и попечительства (родители в отъезде, на лечении в стационаре, в местах лишения свободы и т.п.).
Если родители не в коме, не на зоне, не в заграничной командировке, не лишены родительских прав и собираются продать квартиру, в которой проживает их ребенок, они могут это сделать совершенно свободно, никого не ставя в известность о своих намерениях, в том числе и органы опеки. Проще не значит лучше Такое правило было не всегда. До 2004 года все сделки по отчуждению жилья, в котором проживали дети, заключались под обязательным контролем со стороны органов опеки и попечительства. Органы опеки разрешали сделку только при условии, что ребенок будет зарегистрирован в другом жилом помещении, и имели возможность проверить надлежащее исполнение родителями данного обязательства. При недобросовестности родителей органы опеки могли оспорить продажу квартиры и тем самым защитить права детей на жилье. В 2004 году перечень случаев, при которых требовался контроль органов опеки в сделках с жильем, был существенно сужен. Законодатель, решив упростить процедуру отчуждения квартир, в которых проживают дети, исходил из принципа добросовестности родителей. Следуя этому принципу, родители, совершая сделки с жильем, обязаны учитывать интересы детей и обеспечить их право проживания в другом жилом помещении. Однако, благие намерения не всегда приводят к хорошему результату. На практике выявить истинные намерения родителей при продаже квартиры крайне сложно. Вместо необходимого ранее согласия органов опеки участники сделки запасались справками из тех же органов опеки об отсутствии сведений о «беспризорности» детей. Но неосведомленность органов опеки не всегда соответствовала реальному положению вещей. Законом не охватывались случаи, когда один из родителей продавал жилье, не согласовав свои действия со вторым родителем и не заботясь об интересах ребенка. При этом второй родитель, будь он хоть трижды добросовестным, не мог ни воспрепятствовать сделке, ни оспорить ее, и оказывался также на улице. И да, и нет Конституционный Суд, разбираясь в непростой ситуации с правами детей, проживающих в квартире в случае продажи жилья, дал весьма неоднозначное толкование спорной нормы. С одной стороны, положения п.4 ст.292 ГК РФ были признаны не противоречащими Конституции, что не дает оснований для их отмены или исправления. С другой стороны, Суд признал, что данные нормы «не учитывают ситуацию, при которой на момент отчуждения жилого помещения родительское попечение формально не прекращалось, но в силу тех или иных причин фактически не осуществлялось (о чем органу опеки и попечительства не было известно) или использовалось в ущерб несовершеннолетнему, так что в результате совершения сделки его права или охраняемые законом интересы оказались нарушенными». В результате, Суд пошел по пути исправления правоприменительной практики по такого рода делам. Указав, что п.4 ст.292 ГК РФ не позволяет обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав несовершеннолетних, нарушенных в результате сделки, и в этом смысле Конституции данная норма не соответствует. Остается открытым вопрос, как будут выкручиваться суды, рассматривая дела по сделкам, в результате которых дети лишились жилья по воле безответственных родителей. Ведь формально закон не нарушен, а адекватные механизмы защиты прав несовершеннолетних, пострадавших от сделок, на данный момент отсутствуют.


  Нет комментариев.
You need to login or register to post comments.
Обсудить в форуме. (0 комментариев)

Реклама от Google